Задержан хозяин животноводческой стоянки, державший в рабстве жителя Ставрополя

Следственным управлением по Республике Калмыкия возбуждено уголовное дело по результатам процессуальной проверки по факту причинения тяжкого вреда здоровью жителю Ставрополя

На ферму в Яшкульском районе Калмыкии 45-летний житель Ставрополя Дмитрий Бурцев попал в январе этого года. Постоянной работы у него не было – с психиатрическим диагнозом, пусть даже и легким, работу не сильно найдешь, жил с 72-летней мамой на ее пенсию. Поэтому, когда однажды ему предложили подрядиться пастухом, сразу же согласился.

— Я в тот день стоял у автовокзала, пил кофе. Ко мне подошел таксист-кавказец. Мы разговорились, и он предложил мне подкалымить у его знакомого на ферме, — вспоминает начало своей печальной истории Дмитрий в разговоре с корреспондентом «КП-Северный Кавказ». — Обещал золотые горы: проживание, питание, хорошую зарплату. Я и купился. Поехал в Калмыкию на заработки.

Ферма оказалась небольшая. Ее хозяин Магомед, лет сорока, сразу забрал у Дмитрия паспорт и мобильный телефон, сказав, что вернет позже. У доверчивого ставропольца сначала ничего не екнуло, но через пару дней пребывания на ферме Дмитрий понял, что дело нечисто, и никто не собирается ему ничего возвращать.
Задержан владелец животноводческой стоянки, державший в рабстве жителя Ставрополя

— В мои обязанности входило пасти скот, в основном баранов и ягнят. Условий человеческих никаких не было. Спал в сарае, а основная еда состояла из горстки риса или макарон, — рассказывает Дмитрий. — Пару раз за все время – я там два месяца пробыл — дали миску супа. Бить стали почти сразу, как собаку, палкой по спине. Хозяин злился, когда я делал что-то медленнее, чем ему хотелось.

«ЗАКОПАЮ В СТЕПИ — НИКТО НЕ НАЙДЁТ»

Как оказалось, денег Дмитрию никто платить не собирался. Не получив от калмыцкого фермера ни копейки – раз, другой, ставрополец решился на побег. Первая, а спустя пару недель и вторая, попытки успехом не увенчались. Хозяин быстро замечал отсутствие «раба» и мчался на «Ниве» следом.

— Догонял, сильно бил, — говорит Дмитрий. — Когда я второй раз пытался бежать, он сначала меня избил, а потом сказал: «Еще раз попробуешь сбежать, закопаю в степи — никто не найдет».

Но Дмитрий попытался снова.

— В конце марта дело было. Смотрю, хозяин пиво пьет, — погружается в воспоминания мужчина. — Одну бутылку, другую. Потом водку. Думаю, надо бежать, пока он пьян. Расстояние от фермы до трассы на Астрахань — 36 километров. Я не дошел километра два. Помню, свет фар за спиной, а следом — удар, и я на земле.

И на этот раз хозяин догнал своего «раба» на машине. Сбил, переехал, а после стал добивать ногами. Когда на Дмитрии не осталось живого места, Магомед со словами «Подыхай здесь» уехал.

— Не знаю, сколько я пробыл в отключке, — говорит ставрополец. — Пришел в себя — встать не могу. Пополз. Поначалу больно очень было, потом ощущения стали притупляться. Сознание путалось, хотелось пить и домой.

Больше суток искалеченный человек полз вдоль дороги. Проезжающие мимо не обращали на него никакого внимания.

— А потом остановилась легковушка, — сходит на шепот голос недавнего «раба». — Водитель вышел, глянул на меня и быстро по телефону вызвал «скорую». На ней меня отвезли в больницу Астрахани.

Там Дмитрия прооперировали. Оказалось, что у него раздроблены кости таза, сломаны ноги и ребра. Три дня он провел в реанимации. Когда пришел в себя, попросил сообщить маме, что жив.

Врачи позвонили ей в Ставрополь и в полицию. Там начали проверку, а после того, как историю Дмитрия обнародовало движение против рабства «Альтернатива», собственную проверку организовало и Следственное управление СКР по Калмыкии.

В больнице мужчина провел больше месяца. На днях его выписали и привезли в Ставрополь: общественники собрали 48 тысяч рублей на транспортировку пациента на «Скорой» домой. Вставать ему нельзя, как минимум, еще пару месяцев.

— У него и железные спицы после операции в конечностях, и семь ребер сломано. Удивляюсь, как еще органы внутренние уцелели. Не знаю, встанет ли вообще, — плачет мама Дмитрия Татьяна Александровна.

Сам же он уверен, что сможет ходить и помогать ей. А еще хочет поскорее забыть кошмар, через который прошел.

«РАБАМИ СТАНОВЯТСЯ ОТ БЕЗНАДЕГИ»

К сожалению, история Дмитрия Бурцева из Ставрополя — случай не единичный. Таких в России сотни.

— Рабами в 21 веке становятся, как правило, отчаявшиеся найти работу мужчины и бездомные, больные, которым обещают кров, пищу и деньги, — комментирует представитель «Альтернативы». — Сбежать удается немногим. Кто-то боится наказаний, на которые не скупятся хозяева, кому-то попросту некуда идти. За последние 6,5 лет нам удалось вызволить из плена больше 400 человек. Еще примерно столько же тех, кому мы помогли после того, как их отпустили, восстановить документы, добраться домой, собрать денег на лечение.

А вот привлечь к ответственности современных рабовладельцев удается крайне редко.

— Практически после каждого раза, когда мы вытаскиваем человека на свободу, наша команда пытается передать материалы в полицию, — подчеркнул эксперт. — Обычно факт удержания человека в рабстве почти невозможно доказать.

Обычно правоохранителям не хватает улик, чтобы возбудить уголовное дело. Все, что у них есть – показания потерпевших, которые часто даже толком не могут объяснить, где их держали и как звали хозяина. Найти место плена, практически невозможно. Ведь «рабов» обычно завозят в глухомань.

— Лишь иногда полиция заводит уголовные дела, — говорит сотрудник «Альтернативы». — И чаще всего после этого злоумышленников привлекают к ответственности по статьям «Использование рабского труда», «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», «Оставление в опасности».

По совокупности за такие правонарушения «рабовладельцам» может грозить срок до восьми лет лишения свободы.

Подозреваемый по делу был оперативно установлен и задержан. В настоящее время решается вопрос об избрании подозреваемому меры пресечения.

Расследование уголовного дела продолжается.