Война в «стардоме»

стардом

Постояльцы, недовольные антиалкольными запретами, обвиняют директора в побоях

В элистинском доме-интернате избивают стариков – эту шокирующую информацию сообщил в начале недели одиозный интернет-портал «Elista.org», являющийся, кстати, официальным сайтом «Известий Калмыкии». Позже и сама газета, которая в последнее время все чаще оказывается в эпицентре скандалов, разродилась материалом на эту тему. Впрочем, совершенно не важно, откуда «дровишки»,  когда речь идет о жизни и здоровье пожилых людей, которые хотя бы в силу своего возраста заслуживают уважительного отношения. В коллективном обращении в органы власти пожилые люди жалуются на скудный рацион и грубость персонала. В Интернете опубликовано душераздирающее видео: пожилая женщина, заливаясь слезами, рассказывает о том, как ее бил ногами руководитель «стардома» Хатимула Идрисов.  Для встречи с ним журналисты «ВКалмыкии» отправились на место событий. Начинаем без лишних предисловий: «Господин директор, вы за что бабушку побили?».

- Это абсолютная ложь, - отвечает Идрисов, - те, кто обвиняют меня в избиении, просто мстят мне за то, что я не разрешаю им пьянствовать! В особенности это касается той женщины с видео, Татьяна С. (мы не называем фамилии из этических соображений, указываем только фамилии тех людей, которые согласились открыто выступить – прим. «ВКалмыкии»), которая безнадежно больна алкоголизмом, а ранее была лицом без определенного места жительства. То есть пришла к нам практически с улицы. Я действительно довольно жестко выговаривал ей за ее поведение, она ведь не только себе проблемы создает, но и своим соседям. Но чтобы бить, да еще и ногами?! Это серьезные обвинения, и очень хочу, чтобы в ситуации разобрались правоохранительные органы. Уверен, что все обвинения против меня и моих сотрудников будут опровергнуты. А журналистам хочу пожелать не гнаться за сенсациями и перепроверять факты.

Старики-бутлегеры

По словам директора, в интернате уже побывали несколько комиссий. В беседе с инспектирующими несколько стариков, подписавших протестное обращение, уже отказались от обвинений – подписали, говорят, просто за компанию. А Мария Г. уточнила свои претензии – возмущаясь плохим питанием, она имела в виду следующее: ей не нравится, что повара слишком часто готовят борщ, который она терпеть не может! С ней, кстати, согласна и еще одна подопечная «стардома» Эмилия Б., повар со стажем, она считает меню слишком однообразным. Но, конечно же, кулинарные изыски – вопрос важный, но не первостепенный. Действительно ли Идрисова пытаются подставить под удар недовольные алкоголики? Беседуем с Валентиной К., которая живет в интернате уже 4 года:

- Есть у нас такие, конечно, сильно пьют, скандалят, дерутся, подворовывают. А есть вообще бессовестные люди – сами не пьют, а водкой торгуют. Запойные наши ведь как – за неделю всю пенсию пропьют, а потом им пить не на что. Вот и нашлись у нас «бизнесмены» - покупают в магазине «чекушки» за 60 рублей, а продают выпивохам в долг до следующей пенсии – уже за 150-200 рублей.

Нормальные vs алкаши

Судя по рассказу Валентины, контингент интерната разделился на две части. В одной – нормальные, ветераны войны, труда и тыла, просто порядочные и спокойные старики. А в другой – люди, которые всю жизнь пьют, бывшие бомжи, «зэки». Кстати, для поступления сюда нужны лишь медицинская справка и заявление – и обязаны принять, будь ты хоть трижды рецидивистом и полностью асоциальным типом. Вот и подбирается столь своеобразная компания, от которой остальным житья нет.  Как утверждает Валентина, внутринтернатовская «оппозиция», написавшая жалобу, почти вся из второй категории.

- Прежнее руководство не то, чтобы им потворствовало, - продолжает Валентина, - но, скажем так, закрывало на многое глаза. А новый директор жестко взялся, проходу им не дает, водку отбирает. Конечно, алкаши им недовольны – кому ж понравится, когда пить мешают?

И никуда не денешься

Хатимула Нигметуллаевич сообщает дополнительные детали «холодной войны» со своевольными и водколюбивыми подопечными. «Самое страшное здесь творится в день выдачи пенсии. Некоторые напиваются до свинского состояния, до потери человеческого облика. Гадят, блюют – бедные наши технички, им же все это убирать! А ведь все, чего я требую, написано в наших правилах – нельзя пить, шататься в ночное время, досаждать соседям. Но правила правилами, а ведь выселить отсюда никого нельзя – только по решению суда. Скажу честно, по поводу некоторых «товарищей» я бы с радостью пошел в суд. Да вот только в наших статьях расходов нет такой строчки – «госпошлина в суд». Все, что остается – закручивать гайки, усиливать контроль. Но при этом, естественно, никакого физического насилия».

Доверяй, но проверяй

Кстати, к жалобам со стороны «бузотеров» в официальные инстанции руководство интерната уже привыкло, они их пишут регулярно.  После каждой приходит проверка. Недавний случай: один из постояльцев написал в полицию о том, что у него украли тысячу рублей – недодали пенсию. Пришли полицейские, подняли документы, долго сверялись. Оказалось, что все в порядке. То ли ошибся пожилой человек, то ли вредничал.

- После недавнего репортажа еще проверяющие не приходили, - говорит Идрисов, - но, думаю, скоро обязательно придут. Контроль над нами жесткий. Но я не жалуюсь – так и должно быть.

Есть в обращении и вторая часть, которая касается пищеблока. Мы заглянули в столовую, ознакомились с меню. Тут вроде все нормально: питание четырехразовое, на завтрак каша, бутерброды, на обед первое-второе, затем полдник, ужин, плюс еще «сонник» - кефир или молоко на ночь. Конечно, не ресторан, но для социального учреждения – приемлемый уровень. Хотя, конечно, закрадываются сомнения: может быть, это просто после скандала здесь порядок навели. Но предположения такого рода – удел желтой прессы. Не хочется почем зря бросать тень на коллектив интерната, который занимается очень сложным и неблагодарным делом – зарплаты у персонала совсем небольшие. Говорим только о том, что видели, – на момент нашего визита мясо в меню было.

От редакции: Тема, которой пришлось коснуться, очень сложная. Горькая. Глядеть без слез  на стариков, доживающих свои дни в «стардоме», будь они хоть трижды пьяницами и скандалистами, очень тяжело. Но мы пришли, посмотрели, пустили слезу – и ушли дальше. А работники интерната в этой атмосфере находятся постоянно. Каждый день, помимо штатной работы (накормить, постирать, убраться), – бесконечные претензии, часто переходящие в обвинения, борьба с неудержимой жаждой к водке… Удержать одного алкоголика очень сложно, а что если их десять-пятнадцать?

Мы ни в коем случае не оправдываем насилие – если оно было, виновные должны понести наказание. Уверены, что контролирующие органы проведут тщательную проверку всех обвинений в адрес руководства «стардома». Как только будут известны ее результаты, мы сразу же сообщим об этом нашим читателям. А пока хотим призвать всех к спокойствию и рассудительности. Ведь очень нечестно будет обвинить и осудить социальных работников в том, чего они не делали. Мы продолжим следить за развитием сюжета. 

Эра Глушкова об обстоятельствах скандальной съемки, произведенной репортерами «Известий Калмыкии» и Elista.org: «Значит, сели мы обедать, горячее еще не подали, тарелки пустые, только хлеб на столах был, как вдруг в столовую ворвалась группа людей с телекамерой. Затем раздался крик Собакина (фамилии третьих лиц здесь и далее изменены. – Примеч. «ВКалмыкии») –   одного из жильцов,  чье поведение  мы неоднократно «разбирали» на собраниях нашего комитета по соблюдению порядка. Я всегда говорила таким, как он: «Вас сюда на веревке никто не приводил, скажите спасибо, что такие дома в стране еще работают». В этот раз он, собственно, кричал, что у него слишком маленькая пенсия. Другой – Дукараев стал ему вторить про плохое питание, мол, плохо кормят. А тут еще все сидят с пустыми тарелками, раздатчица только начала разливать борщ… В общем, «картина маслом». В интернате я проживаю уже 10 лет, но такого еще не видела. Здесь есть группа людей, которые ведут себя ужасно, мешают другим, добропорядочным постояльцам. Вот они-то и учинили скандал. А директор у нас сейчас хороший, ничего плохого про него не скажу. С его приходом порядок установился, стали пить меньше, ремонт начали делать. В общем, нельзя верить всему, что пишут в газетах».

Зара Пюбгаев: «Я здесь живу здесь уже четыре года и скажу так: главной причиной недовольства со стороны подопечных – борьба с пьянством. Я человек справедливый, всегда говорю правду. Поверьте, большинство из выступивших с жалобами на плохое обращение - люди сильно пьющие. Они не задумываются о последствиях, подвергают опасности добропорядочных стариков, мешают им спокойно доживать последние дни. В интернате по вине пьяных уже бывали случаи пожаров, и если не остановить этот беспорядок, все может закончиться очень плохо».

Анатолий Горяев с супругой: «С женой тут уже пять лет. Никто у нас денег не вымогает, не избивает. Еда, одежда, лечение, крыша над головой – всем обеспечены. Когда не хотим или не можем в общую столовую идти, ноги болят, так у себя в комнате едим. Вон, у нас чайник «тефаль»  есть, в холодильнике курица, телевизор свой. Единственный раз сдавали деньги в помощь пострадавшим от наводнения в Краснодарском крае, не помню, рублей по 100-300, да и то в добровольном порядке. Словом, жить можно, жаловаться не на что».