Недербетовский тавшур

ойраты

 В этом году исполнилось 35 лет одному из самых любимых в народе калмыцких танцев - дербетовскому тавшуру. Конечно, возраст танца невозможно установить, доподлинно неизвестно, когда и где впервые был исполнен тавшур, но уж точно не три десятилетия назад. Просто именно в 1977 году тавшур в том исполнении, которое сейчас принято считать истинно фольклорным, был представлен широкой публике на большой сцене.

Примечательно, что «дербетовским» тавшур стал с легкой руки балетмейстера – Петра Надбитова. Изначально автор хотел назвать танец «кевюдовским», в честь своей малой родины, но почему-то передумал. Как рассказывает мастер, еще ребенком в Сибири он наблюдал, как взрослые танцевали на праздниках, в основном это были красивые плавные движения рук под музыку. Многими годами позже, будучи художественным руководителем ансамбля «Тюльпан», находясь в творческом поиске, Надбитов выудил из бездонного колодца памяти несколько характерных калмыцкому танцу движений, добавил собственные «фишки»: быстрый ритмичный ход ногами, медленный попеременный взмах рук, говоря балетным языком, «длинные руки» на 16 тактов, повороты. Вместе с народной артисткой РК Булгун Манджураковой подобрал песню «Аакин куукн Котуш», и вот – танец родился. Можно сказать, родился из одного движения «тавшх», от которого, собственно, и произошло название танца.

Постановка Надбитова произвела фурор в культурной жизни республики, это была настоящая революция в калмыцких народных танцах. На первых исполнителей – артистов «Тюльпана» Татьяну Максимову и Владимира Сангаджиева, супругов Флору и Джиргала Номинхановых, а также супругов Эрдниевых, Галину и Валерия, – буквально обрушились всенародная любовь и слава. Несмотря на популярность и любовь публики, на первых порах им пришлось непросто. После премьеры, которую в Элисте приняли на «ура», последовали напряженные гастроли. Артистам пришлось поколесить по бескрайним просторам Советского Союза, ближнего зарубежья. Как вспоминает один из первых исполнителей тавшура Джиргал Номинханов, как раз в то время, когда ансамбль стал невероятно востребованным, у одной из участниц коллектива, Надежды Адьяевой,  родилась дочь. Но оставлять сцену было нельзя, и вместе с родителями на гастроли отправлялась и малютка. Немало приятных воспоминаний, связанных с этим танцем, есть и у его супруги Флоры Номинхановой. Особо Флоре Юновне запомнился приезд на первый просмотр тавшура патриарха российской хореографии, художественного руководителя Государственного академического ансамбля народного танца Игоря Моисеева. Мэтр восторженно отозвался о новом калмыцком танце, рекомендовав ансамблю принять участие во Всесоюзном конкурсе народных коллективов.

Сегодня дербетовский тавшур – одна из вершин хореографического мастерства Петра Надбитова, визитная карточка созданного им театра танца «Ойраты». Тавшур «по-Надбитову» в одночасье стал и народным танцем. Сегодня в Калмыкии именно его танцуют на свадьбах, народных праздниках и гуляниях. Таким представляют танец степных кочевников за пределами республики, ассоциируют с ним калмыцкий этнос. Но у каждой медали есть обратная сторона. «Темной стороной» славы дербетовского тавшура для его создателя обернулся скандал, разразившийся вокруг танца. А поводом для этого послужило вето, наложенное мастером на исполнение дербетовского тавшура и еще нескольких не менее любимых народом танцев, таких как танец зайца, танец богатырей и других произведений, государственным ансамблем песни и танца «Тюльпан». Тут же возникла дискуссия на тему: может ли Надбитов называть эти танцы своими? Мол, они принадлежат калмыцкому народу, а не балетмейстеру, каким бы заслуженным он ни был. Сам Петр Тимофеевич говорит, что он никоим образом не посягает на достояние народа, а лишь воспользовался своими авторскими правами на постановки. Ведь кто запрещает хореографам танцевальных ансамблей ставить собственные тавшуры, основываясь на народном фольклоре, как когда-то это сделал Надбитов?

К слову, использование авторских прав для России тема вообще болезненная. Понятие «интеллектуальная собственность» не всегда и не всеми адекватно воспринимается в стране, где почти столетие все было общим, так сказать, коллективным. Но ведь каждая уникальная стихотворная строчка, фотография или глиняный кусок является продуктом творческой или интеллектуальной деятельности. И такие продукты являются объектом авторского права, которые оно собственно и защищает. Танец, в данном случае дербетовский тавшур Петра Надбитова, не является исключением.

Но особенное беспокойство заслуженного деятеля искусств России вызывает то, что в последнее время многие хореографы и худруки танцевальных коллективов республики при создании новых постановок пренебрегают калмыцкими фольклорными традициями, предпочитая заимствовать элементы танцев других народов, ведь таким образом наносится непоправимый вред калмыцкому народу. Молодое поколение видя, как калмыцкие национальные ансамбли исполняют смесь монгольских, тувинских и даже нанайских танцев, никогда не узнает о культуре своего народа, навсегда потеряет тонкую связь с корнями. По словам Надбитова, хотя ойратские танцы изначально и схожи с монгольскими, за годы проживания на территории Российского государства, калмыки многое почерпнули из культур народов юга России, Северного Кавказа. Со временем калмыцкая культура беспрестанно обогащалась, трансформировалась и в конце концов стала уникальной, непохожей ни на какие другие. Сегодня для нас как никогда важно сохранить этот дар предков ради будущих поколений.

Гиляна ДОРДЖИЕВА