×

Ошибка

[sigplus] Критическая ошибка: Папка галереи изображений 2014/05/30/1/01.jpg как ожидается будет относительно пути базовой папки изображений, указанной в панели управления.

Адаптивные способности наших предков

[sigplus] Критическая ошибка: Папка галереи изображений 2014/05/30/1/01.jpg как ожидается будет относительно пути базовой папки изображений, указанной в панели управления.

Ойраты, жившие кочевым скотоводством не один век, были прекрасно адаптированы к условиям кочевой жизни. В поисках описаний внешности (http://vkalmykii.com/kak-vyglyadeli-nashi-predki), я обнаруживал описания этих приспособлений, оставленные различными исследователями.

Не касаясь аспектов адаптаций, относящихся к изменению самой среды, таких как особенности жилища «гэр», одомашнивания животных, а также различного рода социальных аспектов, мы сосредоточим внимание в основном на аспектах, касающихся морфологических и физиологических адаптаций. Авторы XIXв. описывали их, как правило, попутно, при описании жизни и быта.

{gallery width=580 height=424}/2014/05/30/1/01.jpg{/gallery}
 

1883. Vue intérrieure de la tente. Collection anthropologique du prince Roland Bonaparte.

1883. Интерьер кибитки. Антропологическая коллекция принца Роланда Бонапарта.

Физическое воспитание детей

О первоначальном физическом воспитании детей калмыков Большедербетовского улуса писал Бентковский (1879).Он отмечал, что калмыки приспосабливались к весьма жестким условиям среды, начиная с момента рождения. Устройство колыбели, кормление, ползание, сидение, первая ходьба, и даже способ ношения детей матерями носили отпечаток приспособлений к кочевой жизни. При этом «ультра-спартанская» система воспитания давала удивительные результаты, примеры которых (http://vkalmykii.com/o-fizicheskom-vospitanii-ojratskikh-detej) он приводил из своего опыта общения с калмыками.

Терморегуляция

Помимо прочего он же (Бентковский, 1879) приводил свидетельства терморегуляции организма, когда как взрослые люди, так и дети могли выносить низкие температуры в относительно легкой одежде, а то и вовсе без нее.

Физическая сила и выносливость

«Въ доказательство необыкновенной силы Калмыковъ можно привести и то, что они, нанимаясь въ Астраханской губернiи для разъѣздовъ по Волжскимъ протокамъ, нерѣдко въ продолженiе цѣлыхъ дней, безъ отдохновенiя и пищи, работаютъ веслами и, нечувствуя изнуренiя, преодолѣваютъ порывы вѣтровъ или быстроту теченiя, будучи при томъ палимы солнцемъ и терзаемы безчисленнымъ множествомъ комаровъ. Труды сiи возбуждаютъ общее удивленiе, и многiе здъсь, чтобы выразить твердость Калмыковъ, въ шуткахъ называютъ ихъ водяными лошадями» (Нефедьев, 1834).

Искривление ног

«Крѣпость тѣлесная и силы даютъ Калмыкамъ большое преимущество предъ другими кочующими народами. Ростъ ихъ большею частiю среднiй, станъ довольно стройный, и только искривленныя отъ верховой ѣзды ноги, измѣняютъ общей правильности въ фигурѣ. Тучные Калмыки встрѣчаются очень рѣдко, и то изъ сословiя Гелюнговъ, упитанныхъ жертвами. …

Но видя Калмыка идущаго пѣшкомъ, не мудрено подумать, что онъ только еще учится ходить: такъ неловка его походка, затрудняемая кривизною ногъ и неудобными сапогами. За то верхомъ на лошади, онъ гораздо тверже, нежели на ногахъ, и даже тотъ изъ нихъ, кто пьяный не сделаеть шагу не упавши, никогда не свалится съ лошади, если его посадятъ на нее. Женщины ихъ въ наѣздничествъ столь же искусны, какъ и мущины» (Нефедьев, 1834).

Помимо Нефедьева на О-образное искривление ног указывали Небольсин (1852), Лепёхин (1871), Бентковский (1879) и Е.А.Покровский. Последний в своей статье «О первыхъ пріемахъ воспитанiя у разныхъ народовъ» пишет: «Есть на русской территорiи массы инородцевъ, которые любятъ кривоногихъ и стараются непремѣнно добиться этой кривизны въ перiодъ колыбельной жизни ребенка. У калмыковъ, напримѣръ, для этой цѣли устраивается особая колыбель, имѣющая видъ ящика, наклонно постановленнаго отъ головы к ногамъ. Въ дощечкѣ, стоящей у ногъ, дѣлается ответстiе, въ которое вставляется довольно сложный приборъ, похожiй на воронку, полый внутри, узкiй у мѣста своего выхода и расширяющiйся раструбомъ въ той части, которая остается въ колыбели. Этотъ приборъ кладутъ между ногъ ребенка для того, чтобы спускать по немъ нечистоты наружу, а поверхъ этого прибора, довольно объемистаго, загибаютъ ноги, скрещиваютъ ихъ на немъ и крѣпко припеленываютъ, чтобы сдѣлать ихъ какъ можно кривѣе. Калмыки – народъ кочевой, большую часть жизни своей проводятъ на лошадяхъ, и кривыя ноги нужны имъ для того, чтобы крѣпко сидѣть на лошадяхъ. И дѣйствительно, по описанiю путешественниковъ, калмыки показываютъ чудеса на своихъ лошадяхъ, но за то, видя калмыка идущаго пѣшкомъ, немудрено подумать, что онъ только учится ходить, - такъ неловка его походка».

Ивановский (1893) находит это утверждение преувеличением «Наши наблюденiя надъ тарбагатайскими торгоутами также подтверждаютъ фактъ кривизны ихъ ногъ, но далеко не въ той степени, въ какой она рисуется докторомъ Покровскимъ, и походка ни одного торгоута не наводила насъ на мысль, что "онъ только учится ходить". Устройство торгоутской колыбели (ульгà) совершенно не таково, какимъ описывается Е.А. Покровскимъ у калмыковъ, и имѣтъ влiянiе на кривизну ног ни въ какомъ случаѣ не можетъ. Послѣдняя можетъ зависѣть, по нашему мнѣнiю, только отъ слѣдующихъ двухъ причинъ: отъ привычки постоянно сидѣть съ поджатыми ногами и отъ частой верховой ѣзды».

{gallery width=580 height=424}/2014/05/30/1/03.jpg{/gallery}

01.08.2007. Монголия, Увс аймаг, Сагил суман, местность Улаан даваа, Баг хаг. Объездка жеребенка. Ноги всадника практически смыкаются под брюхом животного. Фото Хойт С.К.

Сенсорная чувствительность: зрительная, слуховая, вкусовая…

О способности калмыков видеть дальше обычных европейцев писали различные авторы. Еще в 1776 г. Паллас заметил в своих путешествиях чрезвычайную дальнозоркость калмыков. Ему вторит Нефедьев (1834): «Зрѣнiе ихъ, по привычкѣ ли всегдашняго созерцанiя предметовъ на обширныхъ степныхъ равнинахъ, или по особенной организацiи, одарено рѣдкою быстротою, такъ, что когда обыкновенный глазъ только еще замѣчаетъ что нибудь въ отдаленности, Калмыкъ безошибочно объяснитъ подробности едва мелькающаго признака; но жаль, что дымъ, причиняя глазныя боли, вредитъ сей дальнозоркости».

 

В 1884 г. острота зрения калмыков была подтверждена гамбургским глазным врачом Котельманном, определившем ее у 22 человек. «Средняя, полученная имъ равняется 2,7, minimum – 1,2 и maximum – 6,7. Это, по словамъ автора, самая высокая степень остроты зрѣнiя изъ до сихъ поръ извѣстныхъ у человѣка. Значительное большинство изслѣдованныхъ субъектов были гиперметропы, меньшиство – эмметропы и ни одного мiопа (т.е. близорукого)» (Kotelmann, 1884 приведено по Ивановский, 1893).

{gallery width=580 height=424}/2014/05/30/1/02.jpg{/gallery}

1883. Eurupschild. Frêtre. 35 ans. Collection anthropologique du prince Roland Bonaparte.

1883. <имя искажено>. <монах?>. 35 лет. Антропологическая коллекция принца Роланда Бонапарта.

Один из людей обследованных Котельманном в 1884 г.

Бенджамин Бергманн (Bergmann, 1804), ознакомиться с отрывком труда которого стало возможно благодаря переводу с немецкого Светланы Зольвановой, отмечал: «Благодаря острому глазу эти кочевники лучше всяких инженеров могут определять расстояние на местности и направлять пушки. Для пехоты они не годились бы, а вот для конной артиллерии лучше калмыков никого нет. Кто знает их ловкость, зоркие глаза и наблюдательность, которой одарила их природа, тот согласится с моими утверждениями».

Эту же особенность зрения подтверждает Житецкий (1892), разделявший калмыков правого берега Волги, по территории расселения на 3 основных района: Центральную степь – «калмыки степные», Эргеневскую возвышенность – «калмыки Эргенскiе или "Дербетовскiе"» и Мочаги – «калмыки "черневые"». Однако помимо зрения он упоминает и о чувствительности других сенсорных систем: «Степняки поражаютъ наблюдателя своимъ зрѣнiемъ, слухомъ и развитыми вкусовыми ощущенiями: они, напримѣръ, способны различать предметы на десятки, даже на сотню верстъ, а цвѣта одежды, масть лошадей отличаютъ на такомъ разстоянiи, на которомъ, при хорошемъ зрънiи, едва можно опредѣлить предметъ. Не менѣе тонокъ и слухъ степнаго обитателя, который слышитъ лай собакъ тамъ, гдѣ поражаешься абсолютной тишиной пустыни. Но особенно обращаетъ вниманiе тонкость вкуса, или точнѣе – тонкость вкусовой наблюдательности … въ случаяхъ необходимости опредѣлить мѣстонахожденiе въ степи въ темную ночь, – степняки … если нѣтъ возможности опредѣлить мѣстность даже по характеру растенiй, узнаютъ урочища по вкусу почвы...».

Справедливости ради, надо отметить, что в данных различных авторов имеются некоторые расхождения: «Осязанiе и вкусъ ихъ тупы, но обонянiе, зрѣнiе и слухъ чрезвычайно остры» (Георги, 1799). Неясно на чем основывался пассаж Георги относительно осязания и слуха, поэтому оставляем его без комментариев.

Восстановление тканей

Ойраты значительную часть своей истории расширявшие пределы своих кочевий, так или иначе, постоянно участвовали в боевых действиях, носивших характер как пограничных стычек, так и полномасштабных войн. Это обусловило появление специфических приспособлений, одно из которых зафиксировал Бергман (Bergmann, 1804): «Дойдя до границы врага, калмыки принимают решение есть как можно мало. Кусочек мяса, величиной с кулак, делят на три дня. У кого нет мяса, поджаривают на огне кусочек свежей кожи и жуют ее. В день сражения пьют только мясной бульон, не прикасаясь к мясу. Калмыки утверждают, что при таком рационе дольше выдерживают трудности и не так страшны опасности. «Наш желудок», говорят они, из-за небольшой еды меньше растянут. Вражеские пули не так страшны. После ранения быстро заживают. Тому подтверждение многочисленные примеры прострела кишок и их скорейшее выздоровление».

Общее состояние здоровья в первой половине XIX в. красочно описывал Н. Нефедьев откомандированный «по распоряженiю Высшаго Начальства» 1832 и 1833 гг. в калмыцкие улусы. В разделе «Физические свойства» его записок говорится:

«Свойство безплодныхъ степей, въ коихъ онъ обитаетъ; соленогорькiя и то весьма рѣдкiя воды; нестерпимый зной во время лѣта, и мучительный холодъ зимою, противъ коихъ слабый изъ кошмы кровъ служитъ единственною защитою; величайшая неопрятность въ содержанiи тѣла, и наконецъ пища, состоящая въ мясѣ, большею частию не свѣжемъ – суть причины, которыя въ совокупности составляютъ, кажется, все, что только можетъ быть гибельнымъ для человека; но за всѣмъ тѣмъ Калмыки вообще наслаждаются весьма хорошимъ здоровьемъ. Кочевая жизнь съ младенчества сообщаетъ тѣлеснымъ силамъ ихъ особенную крѣпость, а врожденная безпечность, праздность и всегдашнее спокойствiе духа, дополняютъ средства къ достиженiю глубокой старости. Проѣзжая почти всъ улусы, я всюду находилъ большое количество стариковъ, изъ коихъ 70-ти и даже 80-ти лѣтнiе, по наружности и твердости ихъ, кажутся не стаpѣe 50-ти или 60-ти лѣтъ».

{gallery width=580 height=424}/2014/05/30/1/05.jpg{/gallery}

01.08.2007. Монголия, Увс аймаг, Сагил суман, местность Улаан даваа, баг Хаг. Неизвестные бабушки. Фото Хойт С.К.

{gallery width=580 height=424}/2014/05/30/1/04.jpg{/gallery}

01.08.2007. Монголия, Увс аймаг, Сагил суман, местность Улаан даваа, баг Хаг. Бабушка Дэлгэр. Свыше 80 лет. Фото Хойт С.К.

Таким образом, имеющиеся у нас в распоряжении свидетельства рисуют картину крайне приспособленных к среде обитания людей, комплекс адаптаций которых делал возможным оптимальное или вероятно даже комфортное существование в различных климато-географических зонах. Если сравнить возможности наших предков с нашими, то на фоне современных поколений выросших в бетонных коробках, предки будут казаться некими сверхлюдьми со сверхспособностями. Оперируя образами поп-культуры конца 80-х – 90-х гг. XX в. – «Рэмбо» и «Коммандос» в одном флаконе, которые при этом умудряются дожить до 70-80-и лет, наслаждаясь при этом весьма неплохим здоровьем.

Однако следует помнить, что и в наши дни живут люди, ведущие практически тот же образ жизни, что и наши предки. Это значительная часть современного населения Монголии, чьи адаптивные способности изучены пока еще недостаточно.

Хойт Санжи.